Pages Navigation Menu
   -

Геннадий Гацко: Забота о рыночной конкуренции не должна ослаблять обороноспособность страны

Геннадий Гацко: Забота о рыночной конкуренции не должна ослаблять обороноспособность страны

Источник: «Expert Online», декабрь, 2014

Геннадий Гацко - Председатель совета директоров корпорации «Галактика» - о бизнесе, импортозамещении и перспективах отечественной IT индустрии.

Корпорация «Галактика» - ведущий разработчик технологий управления предприятием. В чем уникальность продуктов, предлагаемых вашей компанией и в чем их отличие от западных аналогов? Они способны конкурировать с ними?

А почему нет? Не только способны, но и активно конкурируют.  Более того, часто даже на тех предприятиях, где есть западная система, она выполняет декоративную функцию. Использование таких ERP, как правило, требуется по  корпоративным стандартам. С ее помощью может готовиться отчетность по формам, принятым на международном рынке. Но по-настоящему используется отечественная система, которая адаптирована под местные условия и в которой проводятся все бизнес-процессы, осуществляется операционная деятельность. Стоимость владения российской ERP гораздо меньшая.

В некоторых случаях, когда компания пытается продать долю бизнеса или получить инвестиции, наличие западной системы, по утверждению западных консультантов, позволяет получить более высокую оценку капитализации. Хотя на практике стоимость компании в первую очередь, конечно, зависит от эффективности работы, а не от наличия определенной ERP. К примеру, на капитализации «Газпрома» вряд ли сказывается тот факт, какая система используется корпорацией.

Посмотрите на Китай, эта страна намного меньше потребляет иностранных систем, чем Россия. Эта страна использует собственные разработки для автоматизации, стимулирует тем самым рынок своих поставщиков. И это совершенно не мешает китайским предприятиям делать успешные международные IPO, получать высокую оценку капитализации, выстраивать высокоэффективные компании.

На рынке активно распространяется миф, что всем необходим, к примеру, SAP, иначе невозможно добиться хороших финансовых результатов. Это совершенно не так! Конечно западные системы способны повысить эффективность предприятия. Но и отечественные это могут! Все зависит от поставленных задач, возможностей продукта, уровня консультантов, которые проводят внедрение. Тот факт, что «Галактика» используется на более 1200 предприятиях говорит, что наш продукт вполне конкурентоспособен.

Какие отрицательные факторы, влияющие на рынок ERP-систем вы можете отметить? Как они сказываются на вашем бизнесе?

Во-первых – стагнация экономики. Наша компания зарабатывает в том числе на поддержке систем, их развитии. Мы видим, что у наших клиентов сейчас стало мало возможностей в этом плане. Но вместе с тем у нас появились

«Забота о рыночной конкуренции не должна ослаблять обороноспособность страны»

Геннадий Гацко

новые клиенты, новые продукты. Наш бизнес растет, и мы с оптимизмом смотрим в будущее. Раньше, когда дефицита средств у предприятий не было, они не особенно задумывались о размере капиталовложений и стоимости владения системой. Теперь же клиенты более рационально подходят к выбору того, что покупать, смотрят на стоимость и эффективность. Поэтому ситуация на рынке сейчас плоха для западных вендоров, а для отечественных – только на руку. И мы действительно надеемся, что доля российских вендоров увеличится за счет снижения доли иностранцев. Стоимость владения западной системой гораздо выше, чем «Галактикой», как и стоимость техподдержки. И та, и другая при этом выполняет одни и те же задачи. К тому же скорость внедрения нашей системы гораздо выше, чем, например, у SAP. А это тоже вопрос, напрямую связанный с финансами – как долго сотрудники будут задействованы в проекте, вместо того, чтобы выполнять другие функции, связанные с генерацией прибыли?

Какие сейчас у Вас приоритеты?

Основное направление для нас – это ERP-системы. Наряду с ними мы уже не первый год развиваем продукты автоматизации производственных предприятий. У нас накоплен колоссальный опыт в этой сфере, разработаны мощные системы. Мы автоматизировали уже целый ряд организаций. Этот рынок на сегодняшний день для нас ключевой.

Речь идет о государственных заказчиках?

Клиенты здесь и государственные, и негосударственные. Это могут быть предприятия из военно-промышленного комплекса или обычные частные производства. Это неважно. Важно то, что наш продукт подходит для автоматизации сложных производственных процессов, повышения их эффективности, и мы накопили уникальный опыт и компетенции в  этой сфере. Если ставка в государственной политике будет сделана на развитие собственного производства внутри страны, на отход от сырьевой экономики, то решения, которые мы предлагаем, будут крайне востребованными.

В каких отраслях ваши продукты хорошо продаются? Где ощущается сильная конкуренция?

У «Галактики» наиболее сильные позиции в сфере автоматизации промышленности. Компания предлагает хорошие решения для нефтяной и газовой отрасли, но здесь, конечно, наблюдается высокая конкуренция, ведется жесткая борьба за клиентов. В нефтегазе больше возможностей, больше бюджеты, масштаб проектов значительный. Все поставщики туда стремятся. В сегменте ВПК конкуренция чуть менее суровая – западные бренды там используются меньше.

Что насчет других отраслей: химическая, добывающая, пищевая промышленность, сельское хозяйство?

У нас много решений для химической отрасли, есть продукты для пищевой промышленности, но там конкуренция также достаточно высокая. Это средний клиентский сегмент, в котором играет уже больше поставщиков решений, в том числе российских. Множество предприятий занимаются автоматизацией в этой отрасли.

Будет ли политика импортозамещения играть такую же роль в сельском хозяйстве, какую она играет в ВПК?

Это зависит от того, будут ли создаваться крупные холдинги, которые занимаются не только, собственно, сельским хозяйством, но и переработкой, выпуском готовой продукции. Например, в таком холдинге могут быть помимо ферм, где выращивают животных, также мясомолочные заводы, фабрики по производству кормов и так далее. Для управления  комплексом производств и прочих предприятий будет полезна наша система, которая позволяет автоматизировать всю цепочку создания конечного продукта. Наше решение предназначено для сложных комплексных задач. Если предприятия разрозненные, не объединенные в рамках одного холдинга, то, наверное, использовать систему они могут, но польза будет меньше. У нас есть опыт автоматизации агропромышленных комплексов – «Белореченское» в городе Иркутске, «Золотые луга» в Тюмени. Мы также автоматизировали отдельный пищевой завод – «Русский продукт».

Способствуют ли, на ваш взгляд, российские санкции против западных компаний, развитию отечественного сельского хозяйства? Может ли эта отрасль стать для вас источником новых прибыльных клиентов?

Конечно, если государство будет давать некие преференции отечественным сельскохозяйственным предприятиям, отрасль будет развиваться. И это нормальная практика, такое происходит во всем мире. Свои агропромышленный комплекс поддерживает Европа, США и другие страны. Но вопрос – как долго будет действовать эта политика. Сельское хозяйство невозможно развить за год или за два, в этой отрасли длительные циклы. На мой взгляд, более эффективным было бы льготное кредитование сельскохозяйственных предприятий или другого рода финансовая поддержка. Если отрасль получит финансовую помощь, ограничения для западных производителей продержатся достаточно долгое время, то, я думаю, что агропромышленный комплекс станет одной из основных ниш для нашей деятельности.

Можно ли сказать, что ваша компания участвует в процессе выстраивания «экономической безопасности» страны, снижения зависимости от иностранных поставщиков?

Само наше существование уже является вкладом в это дело. Если бы не было таких компаний, как «Галактика», «1С» и других отечественных разработчиков, об экономической безопасности не стоило бы и говорить, не было бы никакой возможности ее обеспечить. Благодаря нашему существованию эту тему можно обсуждать, пытаться выстроить план конкретных шагов в данном направлении.

На сегодняшний день снижение зависимости от иностранных разработчиков зависит от того, насколько государство в этом заинтересовано. Я имею ввиду госзаказы. К примеру, в Западной Европе ни одна иностранная компания не может выиграть гостендер в принципе. То есть строительная компания из России не может приехать в Берлин или даже в Аугсбург и получить госзаказ на ремонт старой дороги, его отдадут компании из Западной Европы. Также с программным обеспечением – для автоматизации муниципалитета будет использоваться непременно европейский продукт. Про Китай даже нечего и упоминать – рынок там закрыт для иностранцев. В нашей стране все по другому, Госзаказы обеспечили шести крупнейшим мировым IT-компаниям — Microsoft, SAP, Oracle, HP, IBM и Cisco — 77% выручки в России в 2013 году, или 219,06 млрд руб т.е. наше государство активно инвестировало в импортных поставщиков.  Надеюсь, в будущем политика государства будет иной.

Для каких отраслей необходимость импортозамещения продуктов автоматизации предприятий наиболее остра?

Прежде всего, это конечно военно-промышленный комплекс. Доходит до абсурда – заводы и НИИ, разрабатывающие и выпускающие новейшие системы для ВПК работают на западных системах. Это же вопрос обороноспособности государства. Крупные компании, которые серьезно влияют на экономику страны, также нередко используют иностранные продукты. А ведь что такое западная система для автоматизации управления предприятием? Это программный продукт, который при возникновении исключительной ситуации может просто перестать работать. Дело даже не в том, что данные могут быть раскрыты. Просто система прекратит функционировать, и никто не сможет понять почему.  Представьте на минуточку, что остановится программное обеспечение, которое поддерживает работу Газпрома в госкорпорации случится коллапс.

Но ведь в реальности невозможно провести импортозамещение в Газпроме…

Почему же? К примеру, «ОренбургГазпром» и «Газпром трансгаз Москва» пятнадцать лет работают на «Галактике». И у нас накоплен большой опыт в этой отрасли. И если бы встал вопрос об импортозамещении в других дочках «Газпрома», мы бы в серьезной степени смогли уменьшить затраты «Газпрома» на поддержание ERP-системы и одновременно повысить безопасность.

Но, ведь, есть же ПО другого, более низкого уровня, к примеру СУБД?

СУБД оперирует «голыми» данными, в ней нет логики, позволяющей провести анализ, совершить какие-то манипуляции.

То есть можно поставить на СУБД «Галактику» и уровень безопасности будет необходимым?

Он будет гораздо выше, чем с иностранной ERP. СУБД – это система, работающая с некими абстрактными данными, она «не понимает», что это за информация. Допустим, ведется подсчет зарплаты на базах данных Oracle. Фактически, СУБД «видит» только какие-то таблицы с условными названиями. По ним невозможно понять, в какой колонке, в какой строке, какая информация содержится. К примеру, определить, как перемещаются войска, уже не получится. Вся логика, позволяющая понять такие вещи, находится за пределами СУБД, в системе, которая данные из таблиц обрабатывает и превращает в понятные человеку отчеты. В любом случае, чем меньше используется западного ПО, тем уровень безопасности выше.

По большому счету СУБД тоже можно заменить. «Галактика» интегрируется с другими базами данных, например, PostgreSQL, -- это открытое программное обеспечение. Есть и другие варианты.

Но такие ограничения означают конец свободной конкуренции. Это, ведь, плохо для рынка?

Действительно, с одной стороны международный товарообмен обеспечивает здоровую конкуренцию. Наш продукт во многом стал таким, какой он есть, в результате давления иностранных конкурентов. Борьба за клиентов дает сильный импульс к развитию. С другой стороны мы должны ответить на вопрос, что для нас важнее поддержание рыночной конкуренции или обеспечение обороноспособности страны.

ЧТЗ-УралтракПервая грузоваяРосэнергоатомСДСКазхром
Ангарский завод полимеровТранснефтьТольяттиАзотГазпром-КСАНХК