Андрей Марушкевич, генеральный директор корпорации «Галактика»,  высказал свою точку зрения о Национальной доктрине информационной безопасности в разделе «Мнения» для Life.Технологии:

Подписание президентом РФ 6 декабря 2016 года Национальной доктрины информационной безопасности — событие, примечательное для российской экономики и российской ИТ-отрасли сразу по нескольким причинам. Во-первых, впервые в доктринальных документах такого уровня речь идёт о национальных интересах.

 

До этого, если мне не изменяет память, о таком понятии, как "национальный интерес", у нас говорили, как правило, на экспертном уровне и с определённой осторожностью. Во-вторых, национальным интересом признана в России достаточно широкая сфера — от информационного вещания до информационных технологий, которые используются при защите критической инфраструктуры — энергетических, транспортных компаний, промышленных производств. И в-третьих, впервые необходимость обеспечения приоритета российских информационных технологий (особенно в сфере промышленности) признана на высоком государственном уровне.

 

Однако, что важно, с высокой трибуны о важности российского ИТ-сегмента говорят не только в Национальной доктрине. О российской ИТ-отрасли говорится (и очень конкретно) в Послании Федеральному собранию, и на недавнем совещании Совбеза по экономической безопасности и разработке национальной стратегии экономической безопасности до 2030 года.

 

Это значит, что российские ИТ официально признаны стратегической отраслью экономики, одним из ключевых её драйверов.

 

Нельзя не отметить, что подписанная президентом РФ доктрина касается не только вопросов военной и общественной безопасности, но и вопросов экономического развития в сфере информационных технологий. Для российских разработчиков, особенно из числа тех компаний, которые заняты в сфере создания "инфраструктурного" программного обеспечения (например, управление так называемой критической инфраструктурой) даже сама констатация зависимости российских предприятий и промышленности от зарубежных информационных технологий — это уже признание того, что успешные аналоги в России есть. Иначе — говорить можно бесконечно, но что толку, если замещать западные решения нечем?

 

Новая доктрина, безусловно, задаёт российскому рынку ИТ важный тренд — на безопасность. И это, судя по всему, надолго.

 

Национальная потребность в российских информационных системах (особенно тех, которые управляют большими, стратегически важными инфраструктурными компаниями) особенно остро стоит на фоне тех событий, свидетелями которым мы были на протяжении последних 3–4 лет. И памятные всем разоблачения Сноудена — лишь яркий штрих. Гораздо более важными и показательными для лучшего понимания вопросов национальной информационной безопасности является, к примеру, диверсия на иранском заводе по обогащению урана в Натанзе или авария, произошедшая на Саяно-Шушенской ГЭС. Сегодня даже такие авторитетные источники, как Рейтер, открыто говорят — то, что произошло с СГЭС — это был самый настоящий акт информационного саботажа, дистанционного нарушения работы информационных систем.

 

Учитывая происходящие сегодня в мире события, доверие в мире международной политики, а значит, и международной экономики, становится товаром крайне дефицитным. А то, что все мы были свидетелями того, как легко вопросы экономической целесообразности уходят на второй план под политическим давлением внешних игроков. Можем ли мы исключать, что в нужное время не будут отброшены "за ненадобностью" такие понятия, как "коммерческая тайна", "репутация", а установленные на российских производственных предприятиях импортные управленческие системы просто перестанут отвечать и производство (в лучшем случае) встанет?

 

Что, однако, не менее важно для российского ИТ — это и постепенно приходящее осознание того, что национальные информационные технологии становятся важным не просто экономическим, но финансовым инструментом. В условиях, когда в нашей (да и не только в нашей) экономике невозможно стало "заливать" все проблемы дешёвыми и длинными деньгами, наступает пора стратегических решений, с помощью которых серьёзно сокращаются долгосрочные издержки на управление инфраструктурой. Для такой протяженной страны, как наша, это особенно актуально. И когда за несколько лет благодаря ИТ становится возможным экономить миллиарды рублей, вместо того чтобы просто взять их в партнёрском банке, решить проблему, а уж потом думать, как их отдавать, многие, уверен, предпочтут инвестировать в качество управления инфраструктурой, при этом инвестировать в отечественные разработки, которые, слава богу, за 30 лет развития доказали свою высокую эффективность при более чем доступной стоимости.

 

Это уже понимают и за рубежом. Без всякой государственной поддержки мы — российские ИТ-компании — наторговали с зарубежными потребителями в 2015 году на 7 миллиардов долларов. Оказалось, что магия большого глобального бренда не всегда помогает заключать сделки. Кризис доверия к большим "западным" ИТ-компаниям, производителям систем дошёл и, к примеру, до Ближнего Востока, где предпочитают диверсифицировать поставщиков, не ставя свою безопасность под угрозу.

 

Безусловно, такое концентрированное внимание к отечественному ИТ — это важный шаг. Для отечественного ИТ-бизнеса это очень позитивный сигнал. Это означает выравнивание шансов в конкурентной борьбе с западными гигантами на домашнем рынке — а с этим долгое время, с того момента как мы добровольно отдали наш рынок европейцам и американцам, были большие проблемы.

Текст статьи на сайте Life.Технологии.

Обратная связь