Pages Navigation Menu
   -

Драйвер госзакупок. Что помогает IT-отрасли пережить кризис

Драйвер госзакупок. Что помогает IT-отрасли пережить кризис

Источник: Деловой еженедельник "Компания"

В апреле 2015 г. глава Минкомсвязи Николай Никифоров утвердил программу импортозамещения в IT-отрасли. Согласно плану, доля импорта продуктов в сегментах программного обеспечения информационной безопасности и средств управления «облачной» инфраструктурой и виртуализацией должна сократиться к 2025 г. с 60 до 40% и с 93 до 50% соответственно.

«Охлаждение отношений между РФ и странами Запада, которое привело к введению ряда торговых ограничений, формирует новые вызовы перед ключевыми отраслями российской экономики. Импортозамещение в рамках индустрии IT – трудоемкий и долгосрочный процесс, поэтому сейчас речь идет не столько о прямой замене оборудования и ПО отечественными аналогами, сколько о разработке эффективных стратегий минимизации рисков в области информационных технологий на период действия санкций, – рассуждает председатель правления группы «Астерос» Юрий Бяков. – Подобные проекты включают разработку программ импортозамещения в области IT и плана по их реализации, включая оценку экономического эффекта, анализ технологической инфраструктуры по степени рисков, связанных с использованием тех или иных продуктов, рекомендации экономически обоснованных мер реагирования и пр.».

Основные направления, которые имеет смысл развивать в кризисных условиях, это услуги с высокой маржинальностью, развитие собственных продуктов и разработка решений, отвечающих задачам импортозамещения. «Группа «Астерос» проводит аналитические исследования и рассматривает альтернативных поставщиков решений, в том числе за счет возможностей партнерства с крупнейшими азиатскими производителями оборудования. И конечно, активно развивает линейку собственных продуктов и решений, в том числе в области интеграции информационных систем, поддержки работы пользователей и «облачных» технологий», – подтверждает Юрий Бяков.

«Разговоры о создании отечественных IT-систем ведутся не первый год, существуют отдельные предложения по тем же операционным системам, но итоговых результатов, востребованных рынком, мы пока не видим, – говорит генеральный директор компании «КРОК» Борис Бобровников. – В конце концов лидеры мирового рынка инвестировали в создание своих продуктов многие годы, и это серьезные ресурсы. И что важнее, их активные действия, стремление улучшать свои продукты стимулировала конкуренция. Конечно, всегда хочется надеяться на лучшее. Но более реально я вижу перспективу применения решений на базе свободного ПО». И масштабные проекты на ПО с открытым кодом – это уже и российская практика. Среди недавних проектов КРОК – создание инфраструктуры Единой медицинской информационно-аналитической системы Москвы. Она практически полностью построена на ПО с открытым кодом и обслуживает свыше 20 000 рабочих мест. Это один из крупнейших в Европе проектов подобного рода. «В компании «Ай-Теко» есть несколько серьезных центров компетенции по разработкам на базе ПО с открытым исходным кодом. Это, конечно, не операционные системы, но довольно серьезные АИС федерального и регионального уровня: Система регистрации зрителей на зимних Олимпийских играх-2014 в Сочи, система «Электронная карта учащегося», внедряемая в школах Москвы и ряде регионов, АИС «Статистика» в интересах федеральных ведомств», – перечисляет замгендиректора, директор департамента по работе с государственными организациями компании «Ай-Теко» Константин Чикин. Ряд заказчиков, особенно военные и закрытые структуры, просит предлагать им российское оборудование. Это не только связано с программой импортозамещения, но и с безопасностью IT-систем госорганов.

Неподъемное импортозамещение

Не секрет, что при сокращении поставок американских и европейских вендоров на рынок рванули китайские производители. Первые же проверки показали, что их продукция нуждается не в локализации и сертификации, а требует огромных затрат специализированных ресурсов на удаление и блокирование недекларированных возможностей (НДВ), включенных в продукты, предупреждает Константин Чикин. Распространенное в последнее время мнение, что китайские производители в госсекторе заменят американских, не оправдалось. Минкомсвязь заинтересовано в появлении отечественных системных программных продуктов, и тем не менее оно понимает, что рынок ОС и мобильных систем сейчас для российских производителей закрыт. Китайские производители не готовы локализовать свои продукты и гарантировать отсутствие НДВ. «У нас нет информации о реализации таких проектов (импортозамещения, о которых заявляют в Минкомсвязи. – Прим. «Ко»). Могу сказать, что от декларации о намерениях до практической реализации – очень большой путь, и зачастую его не удается пройти. Создание серьезного программного обеспечения – вещь, мягко говоря, сложная и требующая серьезного планирования и многолетних инвестиций», – констатирует менеджер по маркетингу представительства ViewSonic в странах СНГ и Прибалтики Мария Соловьева.

Тем не менее именно госсектор может стать тем драйвером, что поддержит отрасль в период наблюдаемого сейчас кризиса. «Госсектор всегда был очень серьезным заказчиком для IT-отрасли, и многие крупные тендеры приходили именно от госструктур. В кризис доля госбюджетов заметно увеличивается, и их значимость для отрасти становится, можно сказать, критической, – отмечает Мария Соловьева. – Традиционно основная доля госзаказов приходится на второе полугодие, так что сейчас, выражаясь театрально, взоры всех игроков IT-рынка с надеждой устремлены именно на госсектор». Масштабы выделения госбюджетов во втором полугодии 2015 г. окончательно определят итоговые цифры падения российского IT-рынка в 2015 г., уверены участники рынка. «Заказы от госсектора были драйвером для IT всегда, и для нашей компании в том числе. Поэтому сейчас вряд ли что-то изменилось. Динамика спроса на наши услуги со стороны госзаказчиков осталась на прежнем уровне, при этом мы стараемся расширять список клиентов как за счет федеральных, так и региональных органов власти», – подтверждает директор по работе с госсектором компании «ФОРС» Лариса Кузнецова. Однако большинство контрактов будет заключаться на сопровождение и развитие уже созданных автоматизированных систем, а не на создание новых, сетует эксперт.

Юрий Тертышник, руководитель дирекции по работе с предприятиями ОПК
Юрий Тертышник, руководитель дирекции по работе с предприятиями ОПК Корпорация «Галактика»
«Вряд ли госсектор станет драйвером, который поддержит IT-отрасль, по крайней мере, в этом году – в первую очередь вследствие секвестра бюджета госрасходов. Если объявленное сокращение в целом составит 10%, то можно ожидать, что в сфере развития IT сокращение будет значительно больше – все деньги в основном уйдут на техподдержку и персонал. Если, конечно, не учитывать предприятия ОПК, то в остальном, на мой взгляд, существенного развития не предвидится. При этом интересную роль может сыграть реализация лозунга импортозамещения. Стоимость владения информационными системами отечественных разработчиков с аналогичной функциональностью существенно ниже импортных, что позволило бы успешно решать задачи автоматизации бизнес-процессов в федеральных и региональных органах власти даже при значительном сокращении бюджетов. Но для этого подобные системы необходимо еще создать, на что могут потребоваться годы».

Угроза положению

Можно выделить несколько классов наиболее востребованных продуктов среди заказчиков из госсектора. «Во-первых, это интеграционные решения, обеспечивающие взаимодействие разнородных информационных систем. Чем больше появляется таких систем, тем выше потребность в их интеграции. Причем особенностью таких решений является то, что создаются централизованные хранилища консолидированных данных, хранящихся на центральном сервере, а регионы получают к нему доступ через веб-интерфейс, – перечисляет Лариса Кузнецова. – Вторая группа – это аналитические системы, с помощью которых можно не только решать задачи сбора и анализа данных, имеющих отношение к основной деятельности, специфичной для конкретного госучреждения, но и оптимизировать внутренние бизнес-процессы, снизить операционные расходы, в том числе и за счет сокращения персонала». Третья группа – набирающие популярность в последнее время мобильные решения, с помощью которых можно получить доступ к корпоративным приложениям с мобильных гаджетов. «Со стороны госсектора в настоящее время наиболее востребованы задачи, относящиеся к обеспечению функционирования и сервисной поддержке существующей IT-инфраструктуры заказчика. Во второй половине 2014 г. начались сокращения бюджетов ИКТ, в 2015 г. тенденция усилилась – бюджеты просели на 10–20%, а где-то и вообще на треть, – отмечает Константин Чикин. – В первую очередь это отразилось на программах и задачах по развитию: заказчики все чаще берут паузу по вопросам закупки нового IT-железа». При этом основные ресурсы направляются на поддержание существующей инфраструктуры. «Госучреждения в силу развитости своей инфраструктуры все больше нуждаются в услугах по ее техподдержке, развитию и наращиванию функционала наименее затратным способом, а в этом могут помочь услуги по техническому аудиту и консалтингу. Оптимизация вычислительных мощностей – это и для госсектора важная задача», – подтверждает Лариса Кузнецова.

При ведении проектов в госучреждениях нужно быть готовым к большей регламентации всех процедур и жесткой ограниченности рамками законодательства любых действий контрагентов, чем при работе с коммерческими заказчиками. Сам процесс выбора поставщика, подготовки и утверждения конкурсной документации довольно длительный. В коммерческом секторе это происходит быстрее и проще. С другой стороны, здесь ниже вероятность неожиданных поворотов при реализации контрактов, поскольку законодательством четко определены условия, права и обязанности, сроки и процедуры. «Министерства и ведомства, госкомпании обязаны действовать строго в соответствии с законодательством: №44-ФЗ «О контрактной системе…» – для ведомств и №223-ФЗ с утвержденными корпоративными положениями о закупках – для госкомпаний. Коммерческие компании вправе выбирать, что закупать, у кого закупать и как закупать в рамках своей корпоративной политики, которая может быть существенно более гибкой, но, разумеется, при условии соблюдения при этом общего законодательства РФ», – подтверждает Константин Чикин. «Серьезная проблема многих заказчиков госсектора – незрелость IT, непонимание, что нужно сделать, размытость приоритетов. В результате – постоянная доработка и усложнение технического задания (ТЗ). Со временем таких «самоусложняющихся» проектов у нас стало намного меньше за счет того, что мы научились управлять требованиями заказчика, плотнее работать с ним на этапе пресейла и постановки задач», – добавляет Борис Бобровников. Лариса Кузнецова объясняет некоторые проблемы при работе с персоналом заказчиков тем, что внедрение довольно часто сталкивается с сопротивлением сотрудников: люди не знают, чего им ожидать, боятся потери контроля, влияния, скрытых последствий и чувствуют угрозу своему положению.

Тендер в одни ворота

Но работа с персоналом предприятий госсектора – это далеко не единственная сложность взаимодействия с данным сегментов заказчиков. «Главная сложность связана с оплатой: если раньше было предусмотрено хотя бы частичное авансирование, то теперь оплата осуществляется только после сдачи этапов проекта. А это означает, что поставщик IT-услуг вынужден довольно длительное время инвестировать такой проект из собственных средств», – сетует Лариса Кузнецова. «С длительными сроками оплаты действительно могут быть сложности, но мы как производитель с ними сталкиваемся редко; в первую очередь это касается интеграторов, заключающих контракты с заказчиками. Трудности возникают, когда идет длительное согласование внутри заказчика, выделение бюджета и подписание разного рода документов, – подтверждает руководитель отдела по работе с госзаказчиками подразделения IT Business компании Schneider Electric Юрий Леонтьев. – Но все эти регламенты, согласования и конкурсные торги – наша правда жизни». Кроме того, многие госучреждения ужесточили штрафные санкции за несвоевременное исполнение или неисполнение поставщиком своих обязательств, при этом заказчики иногда сами нарушают сроки предоставления информации, необходимой для выполнения поставщиком работ по контракту.

Время от времени в прессу просачивается информация, что тот или иной конкурс как будто специально проводится под конкретного исполнителя. В первую очередь этим грешат именно заказчики из госсектора. «Какие-то странные конкурсы, безусловно, имеют место», – соглашается Юрий Тертышник. «Так называемые закладки в ТЗ, определяющие конкретное решение, и закладки, выводящие на единственного участника по формальным критериям, к сожалению, имеют место быть, – подтверждает Константин Чикин. – Вместе с тем, можно отметить, что пристальное внимание Общероссийского народного фронта и других общественных организаций к госзакупкам все активнее побуждает госзаказчиков отказываться от заказа непозволительных предметов роскоши или от явно негосударственных трат». «Мы полагаем, что сейчас тендеры стали прозрачными. Учитывая зрелость отечественного IT-рынка, высокую конкуренцию на нем и широкий спектр предложений от высококвалифицированных игроков, «написать» под кого-то конкретно квалификационные требования, чтобы гарантировать победу определенного поставщика-фаворита, довольно трудно. Поэтому здесь проблемы мы не видим, по крайней мере, для компаний с устойчивой позицией на рынке, обладающих сильной экспертизой в своей области», – высказывает свою точку зрения Лариса Кузнецова. Нередки случаи, когда IT-компании при нарушении правил проведения тендеров обращаются в Федеральную антимонопольную службу. По решению этого органа госзаказчики вынуждены вносить соответствующие изменения в конкурсную документацию, тем самым восстанавливается справедливость для всех участников тендера. В целом злоупотреблений конечно же стало меньше, заключают участники рынка.

ЧТЗ-УралтракПервая грузоваяРосэнергоатомСДСКазхром
Ангарский завод полимеровТранснефтьТольяттиАзотГазпром-КСАНХК